Cпецпроекти

Истории победителей: Павел Танасюк – основатель космической компании Spacebit


Было бы здорово, чтобы в школах были обязательные уроки, на которых детей учат мечтать и не создавать себе ограничений. Павел Танасюк – эталонный пример мечтателя, который в 5 лет (обычный украинский мальчик!) нарисовал картину о космосе, а теперь планирует полет собственной миссии на Луну. Когда это произойдет, его компания станет первой «прилунившейся» в Британии.

Биография Павла очень похожа на историю Илона Маска: он создал платежную систему, а ее продажа дала возможность (финансовую, в первую очередь) заниматься космосом – создать компанию SpaceBit, которая будет исследовать поверхность Луны. Даже если вас не особенно увлекает космос, историю Павла стоит прочесть, чтобы узнать, что «так можно было»: к примеру, из-за панического страха полетов Паша научился управлять самолетами и стал пилотом. Увлекается альпинизмом и планирует подняться на Эверест. И, да, – всю жизнь ездит на Jaguar. По этой причине мы и познакомились, – хотя рассказ вовсе не об этом, а о правилах победителя в моем проекте #winners.

Телеграм-канал Тани Гринёвой со всеми интервью по ссылке, подписывайтесь: https://t.me/greenlegs.

О ДЕТСТВЕ И УЧЕБЕ

У моей семьи военных жизнь была непростая, особенно после распада Советского Союза. В детстве у меня было ограниченное количество игрушек, многие мы делали дома сами. Конечно, родители старались меня баловать, но это не был тот избыток, который многие имеют сейчас даже в Киеве. Я должен сказать «спасибо» своим родителям: дома мы всегда думали, что можем сделать больше своих способностей и никогда не ограничивали свое воображение.

Пока я учился в университете в Киеве, мы основали компанию «Студент» (кстати, позже я узнал, что у Ричарда Бренсона первая компания называлась «Студент»). Мы занимались образованием за рубежом, у нас были языковые курсы по всей Украине. Это было еще в начале 2000-х годов, мне было 20 с лишним лет. Когда нас уже работало 60 человек и мы неплохо зарабатывали, то впервые пришло осознание успеха.

Космос был моей мечтой с детства.
В 5 лет я нарисовал картину про космос, она до сих пор сохранилась. Позже, в школе, я занимался астрономией – строил телескопы. После пошел-таки учить экономику в Киевском университете, потом – два университета в Англии (Лондонская Школa Экономики и Кембридж), работал в консалтинге и в банковской сфере. Мы основали с Юрой Чайкой платежную систему Monexy, а после того, как Monexy был продан, я решил вернуться к мечте детства и заняться космосом.

Размахи платежной системы Monexy хоть были меньше, чем PayPal, но если бы не эта компания, то я вряд ли смог бы заниматься космосом. Очень сложно найти инвестора на начальном этапе: войти в эту индустрию прямо сразу, наверное, невозможно. А многие вещи узнаешь, только если будешь общаться с такими же, как и ты, на космических конференциях. У меня это заняло несколько лет, я начал этим заниматься, когда еще был в Monexy.

О КОСМОСЕ И SPACEBIT

Было много направлений, и я искал, что именно я буду делать в космосе. Например, мне хотелось, чтобы все люди могли участвовать в каких-то космических проектах и мы хотели строить блокчейн систему для этого. Но, эта надежда не оправдалась, мы не смогли это сделать, так как законодательство было не готово.

У нас есть робот, который летит на Луну, он похож на паука. Японцы теперь называют меня Spiderman, потому что робот выглядит как – spider, а я – его создатель (man). Этот робот летит на поверхность Луны на американском посадочном модуле Astrobotic,  потом наш робот будет пробираться в пещеры из застывшей лавы. Поэтому у него ноги, а не колеса, например. Мы уже его тестируем, я забирался в пещеру с этим роботом на горе Фудзи. Потом мы будем его тестировать в вакууме с разными температурами и другими условиями, и наш паук должен будет там ходить.

С нашим колесным луноходом

В космосе зарабатывать деньги намного сложнее, чем в других областях.
Если бы я хотел легких денег, то это, наверное, это был бы не космос. Здесь все более долгосрочно, каких-то супер-дивидендов за короткий промежуток времени нет. Единственное, что есть, – это рост стоимости компании.

На выставке IAC Washington

У нас есть два инвестора. Мы не спешим и не хотим брать деньги фондов слишком рано, до того как у нас будет valuation в 1 млрд, вряд ли мы будем брать у них деньги. А это будет после того, как мы полетим на Луну. Мы планируем запуск на американской ракете Vulcan Centaur на июль 2021 года.

Команда у нас в разных странах, у нас не получилось собрать квалифицированных кадров в одном месте. Это Великобритания, Латинская Америка, Япония, Германия и Люксембург. В Люксембурге мы запускаем акселератор, чтобы искать таланты, подходящие под нашу космическую деятельность.

Космос – это такая индустрия, где деньги приходят потом. В платежные системах постоянно есть какой-то доход, мы получаем % от транзакций, но для меня это было скучным. Транзакции с точки А в точку В – это конечно классно, но не так интересно, как космос. В космосе есть смысл более глубокий, нежели просто зарабатывание денег. Хотя, конечно же, мы надеемся, что наша компания заработает много денег в будущем.

На Луне пока никто не побывал из частных компаний. Все частные попытки «прилуниться» (а она была всего одна – израильской компанией) оказались неудачными.

Мы хотим стать одной из первых компаний, которые окажутся на Луне.

С главой NASA

Есть несколько концепций того, чем заниматься на Луне. Первая – строить что-то на поверхности, вторая – жить в пещерах. На поверхности Луны условия для жизни не очень: высокий уровень радиации, излучения, солнца, холод ночью -170, днем +130. В пещерах, насколько мы знаем, стабильная температура, где-то -30. Поэтому мы считаем, что пещеры на Луне – это одно из неплохих мест для того, чтобы что-то хранить и даже для жизни людей. Так как никто в этих пещерах не был, мы будем первые, кто там окажется. Соответственно, у нас будет информация, которую мы сможем продать тем же космическим агентствам и многим другим.

С основателем iSpace в Японии

Есть концепция «Лунной деревни (Moon Village Association)», в нее входят много известных компаний. Эта концепция говорит о том, что сначала компании будут летать на Луну, строить небольшие объекты, а в 2030 году у нас уже будет небольшая деревня – где-то 50-100 человек. Это вполне реально, ну может не в 2030, а в 2035. Но важный вопрос наличия на Луне воды: если есть вода в доступной форме, то летим и все получается, а если нет, – есть сложности.

О ФАКАПАХ И ЛИДЕРСТВЕ

Факапов всегда очень много, главное их проанализировать, чтобы больше о них не думать. Почти всегда это получалось.

Однажды мы хотели создать компанию, которая будет делать генетические тесты, а данные людей были бы анонимными. Концепция была хорошая, были инвестиции. Но, к сожалению, команда была подобрана не совсем верно, все не срослось, и компанию пришлось закрыть. Мое личное мнение, что всегда проблема не в том, что это было слишком рано или поздно, а в людях.

Я готов работать и 20 лет над космической идеей, потому что это моя мечта с детства.

Я все время хотел быть ученым, но хорошо, что я им не стал. Там все медленнее, чем в бизнесе.

В наше, космическое, дело люди часто не верят или с подозрениям относятся, но главное то, что мы его делаем.

Я имел счастье лично познакомиться с Хокингом. Это не был какой-то глубокий разговор, это были мои пару вопросов и его ответы «да» или «нет». Но это дало мне важные выводы: мне кажется, что именно его мечта помогла ему выжить и иметь такую значимую жизнь.

Энергию я беру, наверное, из космоса. Во время сложных периодов я не испытываю страха, я думаю, как решить проблему.

Многие же часто впадают в панику или не знают, что делать, – я же трезво оцениваю ситуацию и сохраняю спокойствие.

Прошлые полгода были очень интенсивные: мне приходилось перемещаться по миру со скоростью самолета, я спал по 3 часа в сутки и постоянно перемещался по миру. Тем не менее, те 10-20 переговоров в день, которые иногда бывали, я проводил отлично, и у меня не было вечером чувства усталости. Многие мои сотрудники не понимали, как это возможно. Я брал ребят в Японию, они потом отсыпались по неделе, – у меня такого не было.

Когда ты все-таки останавливаешься, эта усталость тебя догоняет. Поэтому я предпочитаю продолжать движение всегда.

Очень тяжело оставаться лидером на протяжении длительного периода времени: я даже не уверен, что это нужно, потому что выгорает и компания, и ты. Я считаю, что иногда заходить в фазы медленного движения – это не плохо. Иногда я практикую это в компании – замедляю процессы. Если этого не делать, то можно потратить все деньги, но ничего не достичь.

О СТРАХАХ

Я где-то прочитал: «Послушайте, вы живете на планете с тонким слоем атмосферы, которая движется с нашей галлактикой со скоростью более 400 тысяч км в час, так чего вы боитесь?». Если брать космос и понимать масштабы потенциальной катастрофы, которые могут коснуться и нас, то все остальное становится не страшным.

Жизнь – это такая интересная штука, мы не знаем, как она произошла. Не обошлось, наверное, без создателя.

Жизнь сама по себе – это чудо, поэтому я очень не люблю, когда люди воспринимают что-то как страх или неудачу.
Как у каждого человека, у меня есть свои страхи, я с ними не борюсь, но наблюдаю. Главное понимать причину.

Есть страхи реальные, а есть выдуманные. И выдуманных страхов у людей больше, в том числе и у меня. Мы иногда боимся вещей, которые не существуют. И тогда легче пойти проверить, нежели бояться.

Один из реальных страхов, который у меня был и который я преодолел, – полеты на самолете. В детстве я очень боялся летать, а сейчас это одно из моих самых любимых занятий.

Со своим страхом полетов я боролся: сначала ездил в Борисполь, смотрел, как взлетают самолеты, смотрел видео, как пилоты управляют самолетами. А потом, когда учился в Кембридже, я решил, что я сам стану пилотом. И я пошел и начал тренироваться на лицензию. Сейчас я умею водить самолеты и страха у меня нет. Мне кажется, что если у тебя есть какие-то страхи, их можно сделать своей сильной стороной.

У нас есть много животных страхов. Например, один из авторов сравнивает публичные выступления с нападениям на тебе стаи животных. Ты выходишь на сцену, а на тебя смотрят много глаз, архетипы внутри нас говорят, что это стая животных и она хочет тебя съесть. И у многих людей, у кого это более развито, остались такие воспоминания и они начинают бояться.

Выступать вообще не боюсь: когда мне было в 5-6 лет, я собирал ребят и что-то им рассказывал. В 9 лет я уже иногда вел астрономический кружок.

Как-то в Лондоне я выступал перед достаточно большой аудиторией – 7 тысяч человек. Перед выступлением у меня было некоторое волнение, легкий мандраж. Но я поделал какие-то физические упражнения перед сценой, попрыгал, побил себя, чтобы адреналин выбросить. Когда выходил на сцену, то уже не волновался.

О МЕЧТАХ И СМЫСЛАХ

Как каждый человек, я мечтаю о семье: я еще не женат. Хотя я знаю людей, которые не хотят. Думаю, что моей семье пришлось бы непросто, но интересно.

Когда ты чего-то достигаешь, ты все равно остаешься человеком, который живет в социуме, который должен нести какую-то другую человеческую роль. Зачастую у людей, которые чего-то добивались, эта роль искажалась, потому что они больше времени уделяли работе.

Мне кажется, что вот это человеческое «что-то» очень важно и мы не должны его терять.

Еще я занимаюсь альпинизмом. Я всегда хотел побывать на Эвересте. Сейчас я не уверен, что этого хочу, – есть и другие высокие горы. Но я все-таки хотел бы выделить на это время. Чтобы был момент порефлексировать и чего-то достичь. Меня никогда не привлекали морские глубины, но вот наверх я бы поднялся и посмотрел. Посмотрю на мир если не с космоса, то с какой-то такой высокой точки. Хочу переосмыслить то, что уже сделано, чтобы пойти дальше.

В космос тоже полететь хочу, хочу на Луну. Я думаю, что космос будет реальным для всех. Но Луна будет, наверное, дороговата.

Некоторые вещи нужно оставлять для себя сакральными, чтобы они были особенными. Иначе можно потом зайти в депрессию. Я знаю очень многих богатых людей, у которых есть все и которые теряют смысл жизни. Я бы предложил таким людям инвестировать в космические проекты.

У меня нет кумиров, но есть ролевые модели, например: МакКуин – гонщик и режиссер. А с точки зрения работы, бизнеса, – таких, наверное, нет, все слишком уникально.

Да, я знаю, у меня действительно похожая история с Маском. Он продал платежную систему, мы продали. Что-то в этом есть. Наверное, ему, как и мне, надоело переводить деньги с точки А в точку В и захотелось чего-то важного. Если бы хотелось быстрых денег, то платежные системы – это действительно хороший вариант. Но в том, чем я сейчас занимаюсь, быстрых денег нет. Я в свое время расстался с квартирой, чтобы поддержать бизнес.

О СТРАНАХ ДЛЯ ЖИЗНИ

Я сейчас решил пожить за пределами Британии, я езжу туда каждые две недели, но живу между разными странами, во всех наших центрах – в Польше, Германии, Люксембурге, США и Японии. Это такой новый жизненный экспириенс. До этого я прожил 15 лет в Англии.

Когда живешь много лет на одном месте, зашоривается сознание и восприятие.

Я не очень люблю всю Азию, но Япония мне очень нравится. Там много всего, много нового. Сразу сознание перестраивается, мысли начинают в другую сторону думать.

Мне кажется, что для человека важно периодически менять свое место проживания, временно жить в других странах, для того, чтобы что-то новое запустить. Киев мне тоже нравится, я провожу здесь много времени, иначе у меня здесь не было бы ягуара. Но в основном для своего будущего я вижу Англию, скучаю очень за ней. Америка – тоже классная очень страна, с большими возможностями, но гораздо более экстремальная, чем Англия.

В Британии я учился, теперь здесь уже 15 лет. Мне очень импонирует отношение этой страны к космосу: раньше у Британии было много колоний на Земле, а теперь, может, будут новые колонии в космосе.

В Украине очень хорошие люди, но многие потеряли надежду и мечту, живут лишь сегодняшнем днем.
Космос для многих в Украине звучит как издевательство. Но с другой стороны, если прекратить мечтать, то будет сложнее вырваться. Многие люди справлялись со сложностями именно потому, что они мечтали. Я думаю, что для Украины важно иметь какую-то мечту, – это бы помогло. Хуже всего – жить, не видя перспективы.

ОБ АВТОМОБИЛЯХ И JAGUAR

Мечта купить Jaguar у меня была до того, как я попал в Англию. Когда я был студентом Кембриджа, мы вместе с другом купили Jaguar на двоих.

Это был X380 XJ синего цвета: тогда был кризис и все продавали автомобили. Автомобилю было всего лишь пять лет (мы чуть не купили Bentley за 5000 фунтов, но страховка оказалась дороже, чем сама машина, поэтому мы решили ограничиться Jaguar). С тех пор я предан бренду и всеми моими автомобилями были ягуары – уже пять.

Фото – Виталий Мельник

Автомобиль – Jaguar XF

ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ Історії переможців: Катерина Бабкіна – письменниця
30

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Теги:
Ми в Телеграмі
підписуйтесь
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: