Cпецпроекти

Истории победителей: Александр Коляда – ученый-генетик


75

Есть такой анекдот: ученые нашли ген, который отвечает за желание ученых искать гены. «Ученый – это не умный человек, а тот, кто обладает любопытством и желанием познания», – говорит Александр Коляда – ученый моей мечты. Саша считает, что типичный образ ученого – рассеянный дяденька с торчащим из кармана носовым платком, а сам ездит на работу с десятками мышей в машине (это для экспериментов!), занимается вопросами долголетия в красивой светлой лаборатории, коллекционирует кровь всех «мисс Украина» (и еще много кого) и пишет на Facebook публикации о науке на сотни и тысячи лайков.

Телеграм-канал Тани Гринёвой со всеми интервью по ссылке, подписывайтесь: https://t.me/greenlegs

Саша – генетик и популяризатор науки, боится старости, но готов есть брокколи десятилетиями, чтобы увидеть далекое будущее. Может заниматься наукой неделями подряд, ни с кем не общаясь, но боится одиночества – с возрастом характер очень портится (о да). Несмотря на то, что «далекие от науки» люди часто задают ему глупые вопросы вроде «вреден ли ГМО», хорошие люди Сашу драйвят (так что у нас есть шанс). Саша – мой новый герой проекта Winners и это очень интересная история, почитайте срочно.

– Мой отец 40 лет работал на киностудии научпопа, ездил по всему Советскому Союзу, Африке, Монголии и снимал советские фильмы в стиле научпоп – «Как делаются микросхемы?», «Как доить коров?». Эдакий Discovery channel на советский манер, студия так и называлась – «Киев Научпоп». Поэтому от отца я часто слышал истории: «Вы знаете, что доить коров можно вот так вот, а расщеплять атом – вот так вот». Мне было интересно, и я читал много научпопа.

У меня всегда были друзья: минимум человек пять. Иногда мы прогуливали школу, чтобы пойти на научный кружок. Я сидел за последней партой: сижу, например, на математике, а на коленках лежит учебник по биохимии, и читаю его.

Я начал писать о науке в соцсетях, потому что у меня была непреодолимая тяга поделиться тем, насколько прекрасно увиденное мной.
Есть такое деление – на лириков и физиков. Считается, что физики – это задроты, у которых все скучно, а вот есть люди, которые восхищаются закатами, восходами, душой человека. Я же отстаиваю точку зрения, что у нас, ученых, тоже все очень красиво.

Бывают моменты, когда перехватывает дыхание от того, насколько все гармонично и красиво, пока копаешься в нюансах взаимодействия молекул в раковой опухоли. И я просто начал делиться тем, как я это вижу. Насколько красиво старение клеток, как изящно оно происходит. Это красивее, чем любая картина, которую вы можете себе нарисовать. Ну и я начал это делать: у меня был один лайк, потом два лайка. У меня была тысяча грамматических ошибок, сначала мне их исправляли друзья, потом я отправлял своим родителям тексты, чтобы они вычитывали.

– Когда я получал второе высшее образование, я зарегистрировал в 2009 году первое в Украине общество научных журналистов. Я там был один. Сейчас есть 2-3 человека в Украине, которых действительно можно назвать научными журналистами (которые мне нравятся и делают классный контент).

Для математика надо быть умным, а для биолога вообще ничего не надо, там очень низкий порог входа – 100 растений выучил и все, ты микроспециалист в этой сфере. Возможно, единственный в мире. А вот математическими способностями обладает не больше 30% населения.

– Я помню времена «до быстрого интернета», когда комьюнити было очень сложно строить, – как минимум, у нас в науке, в образовании. В 2011-м году я печатал на ужасном принтере объявления с предложениям прийти на встречу или лекцию, ездил по всем университетам и там их расклеивал: так мне удавалось собрать на мероприятие 5-10 людей. Я приглашал серьезного спикера,  потом он для 5 человек рассказывал что-то, а я сидел, как дурак.

Работать с информацией – это навык номер один в высокотехнологичных сферах.
У меня есть подруга – мегамозг, я пишу ей, если мне надо найти ответ на вопрос, связанный с медициной. За 15 минут выдает абсолютно компетентный, грамотный ответ: то есть, за это время она может в непонятной сфере найти первоисточник и вселенское знание интегрировать за эти 15 минут, – это чуйка ученого. Понятное дело, она ищет не в гугле, а в определенных научных базах и публикациях.

В следующем году я делаю образовательный проект – Школу критического мышления, – чтобы поделиться с людьми инструментами, которые помогут правильно находить и анализировать информацию.

Ученые не ставят себе цели на год, как обычные люди, – у нас свои метрики успеха: например, публикации в хороших журналах.
Это говорит о том, что то, как ты думаешь, – это не только не полный бред, но и ценится другими людьми. Вот, к примеру, у меня за этот год есть пять таких статей, да. Каждая статья – это три месяца работы с 9 до 6.

Кроме науки, я занимаюсь бизнесом: это b2b лабораторные услуги. Как «Синево», только есть свои специфика, мы делаем более сложные анализы. У нас свои достижения, в этом году новое отделение открыли.

Я занимаюсь социальными проектами, обучающими программами. Школа долголетия – самая известная из них. Набираем группу людей, лагерь с упором на науку и на здоровье – тренеры, лекторы, диагностика, медитации, йога в Украине, Италии и Грузии. В этом году мы сделали два таких лагеря – на озере Комо в Италии и в Батуми в Грузии. Суммарно – человек на 200, это мой предмет для гордости. Да, мы строим сообщество заинтересованных в долголетии, но это не самоцель.

Мне стыдно, когда я читаю свои старые тексты. Я очень там романтичен и наивен.
Когда меня прям совсем бесит, я удаляю. Если бы сейчас так писал, это был бы ужас.

– Ученый вообще не должен заниматься деньгами. Я начал, потому что у меня была потребность развивать лабораторию, и были некоторые компетенции.

Есть такой ход жизни обычного американского ученого: он учится, получает степени, работает на разных проектах, к 40 годам он становится профессором, в 45-50 он обычно открывает свой маленький стартап или бизнес в сфере, близкой к теме исследования.

Для меня деньги – это вознаграждение за то, что ты делаешь. То, что я делаю, я бы делал и без денег.

Мне часто задают вопрос, – что бы я делал, если бы у меня появилось много миллионов денег, и я понимаю, что занимался бы тем же.

– Старость меня страшит. Я работал в институте геронтологии какое-то время, и одно из ключевых воспоминаний оттуда – это люди с болезнью Альцгеймера. Ею болеют 2% людей: это каждый 50-й к 65 годам, а после 80-ти – еще больший процент. Самое страшное, что при болезни Альцгеймера ты забываешь все – какое сегодня число, как тебя зовут, кто твой родственник, куда ты положил ключи. Я с бабушкой это пережил – но это просто воспоминания из детства, а когда ты идешь по отделению, а там 30 таких людей стоят в ряд и каждый тебя цепляет и принимает за кого-то другого, это ужасно. Болезнь Альцгеймера – это пока неизбежная часть старения мозга, она ждет всех. Не все до нее доживут, правда.

– Я боюсь остаться один. С каждым годом у меня портится характер, и тут подтяжки не помогут. Иногда я понимаю, что сам бы с собой не дружил, и это тоже функция возраста: в 20 лет дружил бы, и в 25 дружил, сейчас – «на любителя», а годиков через пять будет «с пивом покатит». Если мои друзья отвалятся и если я ничего не поменяю, то к 50-ти годам, чувствую, есть все шансы стать брюзгой.

Я бы хотел жить долго, но это точно не входит в пятерку моих приоритетов. Долго жить – это синоним здоровой жизни. Но мне, например, интересно, что будет через 200 лет.

Я готов каждый день есть брокколи, только бы увидеть, что будет там.

– Очень много удовольствия я получаю от науки, от работы. Я четко себя ощущаю в этом в состоянии потока и отличаю его от всех остальных. У меня есть такие случаи, когда я реально не спал всю ночь, потому что начал читать в 6 вечера, а потом заканчивал в 6 утра.

Книжки я почти не читаю, – за этот год прочел 3 книги. У меня вся кровать обложена книжками, но я читаю по 5 страниц, это не мое. В науке вся информация в статьях. В книжках знания очень размазаны и быстро устаревают, для знаний есть более сжатые источники, а книжки – это не для знаний, а для продажи и привлечения внимания. Нормальная научная информация в других источниках.

– Есть такой анекдот: ученые нашли ген, который отвечает за желание ученых искать гены.

Ученый – это не умный человек, это человек, обладающий любопытством, интересом к миру, желанием познания.
Среди них идиотов очень много – это одно из моих открытий жизни. Типичный образ ученого – это рассеянный дяденька, у которого носовой платок торчит из кармана и растрепаны волосы.

Я много раз ловил себя на том, что ехал в белом халате в общественном транспорте, потому что забыл его снять. У нас есть ресурс внимания, который мы направили куда-то, но забыл подумать, что нужно причесаться, например.

– У меня есть сверхзадачи, они в области классных сервисов. Я вижу клинику борьбы со старением своей мечты. Бывает, она мне снится и я вижу, как там все должно быть. Я закончу со всеми лабораториями, а тогда займусь этим.

Я очень сильно практик. Горизонт планирования у меня 15 лет, и я хорошо знаю, что понятия не имею, что будет через 15 лет.

– Наука – очень конкурентная область. Соревновательный момент среди ученых очень сильный. Достаточно сказать какую-то одну глупость, чтобы похоронить себя надолго. Я часто отстаиваю нейтральную точку зрения и считаю, что истина где-то посередине.

Наука – это мега-бренд.
Если адидасу 100 лет и кока-коле 120 или что-то вроде такого, то наука современного образца существует около 400 лет и ее значение сопоставимо с авторитетом церкви. И все хотят приобщиться к этому бренду.

– Есть люди, которые болеют в старости, а есть те, которые не болеют, – и это не всегда лайфстайл. Они могут даже все по жизни делать неправильно, а выглядеть, как мама Илона Маска в 70 лет. Природа шутит над людьми постоянно, водит за нос ученых. А иногда она шутит прямо в открытую: вот, например, история о самой долгоживущей женщине в мире, которая курила до 117 лет. Это такой сарказм от природы.

– Есть группа людей, для которых которых пирожное полезнее, чем банан, а кусок пиццы полезнее, чем яблоко. Понять это можно с помощью сложных анализов и долгих наблюдений. Все зависит от генов, микробов и твоих особенностей. Все, что мы знаем, это усредненные значения: для большинства из 1000 людей пицца – это плохо. Кому-то лучше, кому-то хуже, а кому-то никак, а вот в какую из этих групп ты попадаешь – это вопрос. С этим нужно разобраться, потому что не все полезное –  действительно _полезно_ для тебя.

Наука располагает к относительности всего. Это только каждый таксист знает, как управлять страной, что там с биткоином, куда вкладывать и все остальное, а с точки зрения ученого мы все и есть эти самые таксисты в каждую минуту времени в самых разных темах.

– Меня реально драйвят хорошие люди. За последний год я понял, что все новые люди, которые появляются у меня в жизни и которые мне интересны, получили МВА. Я тоже поступил на МВА – с февраля иду учиться.

Меня драйвят новые путешествия, но я люблю путешествовать с кем-то. Потому что важно иметь того, с кем можно поделиться красотой увиденного. Я вернулся из Исландии недавно, и это лучшее место в мире. Тебе не хочется спать, потому что хочется смотреть по сторонам. Это филиал природы на планете Земля.

Фото – Роман Еременко, автомобиль – Jaguar XF, Jaguar.

ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ Історії переможців: Катерина Бабкіна – письменниця
30

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Теги:
Ми в Телеграмі
підписуйтесь
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: