Cпецпроекти

Истории победителей: Алексей Башкирцев — главврач и медицинский директор Edem Resort


0 631 63

Это Алексей Башкирцев – кандидат медицинских наук, врач-кардиолог, член Европейской Академии естественных наук, международный эксперт Anti-Age медицины, главный врач и медицинский директор Эдем Резорт, сооснователь Центра инноваций EdemLAB, основатель компании Healthaudit, Глава ОО «Школа Сердца». Кроме всех этих прекрасных и гордых должностей и достижений, Алексей – прекрасный собеседник и спикер, популяризатор предиктивной медицины и осознанного образа жизни, и мой новый друг, с которым я познакомилась в Edem Resort под Львовом год назад. Алексей – визионер и самый уравновешенный в мире сумашедший профессор. Завидую всем, кто сейчас прочтет его супер-историю.

Алексей – новый герой серии историй #winners, для которой Таня Гринёва выбирает людей-победителей в своей сфере деятельности. Она садит их за руль Jaguar XF и напоминает, что весь 2019 год собирает ежемесячно по 333 333 гривен (3 миллиона гривен до конца года) для лечения и поддержки онкобольных детей. Вы тоже можете покататься с Таней на этой машине-победителе, перечислив на благотворительную кампанию любую сумму от 3333 гривен. Вот здесь. (И просто так перечислить любую сумму туда же тоже можно!)

Первое, за что я себя хвалю - то, что начиная с 15 лет, я постоянно стремлюсь помогать людям.
Сначала я был санитаром, а потом всё перешло в серьезную врачебную лестницу: до главного врача, до Project Health менеджера, и дошел до такого уровня, где я постоянно помогал людям и не устаю это делать. Это меня вдохновляет, это мне помогает, и это очень важная миссия. Никогда, в отличии от всех коллег, друзей, одногруппников, однокурсников, у меня не было задачи посмотреть в другую сторону. Если я пытался развиваться, то только в медицине.

Я всегда без устали мечтаю: не бывает такого, чтобы я не мечтал. В принципе все вещи, которые я визуализирую, касательно медицины, все проекты, которые у меня были, которые были неподъемные внешне, были реализованы. У меня всегда хватало на все времени. И, если мы говорим о том, чтобы без устали помогать, без устали лечить, без устали профилактировать, без устали мечтать, – результат моих мечт и работы – это диагностический центр (Добробут на Мишина), инфекционный корпус Евро-2012 в Александровской больнице), медицинский центр Эдем – это всё работает и помогает людям.

Моё желание создавать и помогать включилось абсолютно внезапно. В 14-15 лет я без устали начал хотеть что-то изобрести и изменить. Первым увлечением у меня была химия. В 6-7 классе в школе я преподавал химию для десятиклассников. Да, у меня дома была лаборатория, я заочно поступил на подготовительное отделение Московского государственного университета им. Ломоносова, я с ними переписывался.

Если все выписывали в те времена журнал «Пионерская правда», то у меня была “Химия и жизнь” и подписки большие на серьезные научные журналы. Тогда я уже пытался предсказывать новые элементы в таблице Менделеева и постоянно думал, что же со мной происходит: я просыпался в 4 утра и сам себе читал лекцию, закрывшись в комнате.
Родители на это все, конечно, смотрели с испугом, потому что я не ходил гулять, а занимался только этим. Мне нравился процесс, я был увлечен, время летело, я был в потоке и не чувствовал границ времени.

Можно было все: даже тырить в школе определенные элементы (натрий, калий – которые хранились в сейфе) и изучать их дома. Или травиться барием, который ты выделяешь из соли натрия. То есть, я творил эти все вещи по химии и уже позже я понял, что это увлечение можно применить в медицине. И я уже начал мастерить пациента из дерева, ставил ему капельницу, уходя в школу. Все близкие, тем временем, делали ставку, что я никогда не буду врачом, – это очень тяжело и коррумпировано.

Мои родители из простой семьи: папа был электриком на заводе, мама товароведом, мы жили в Николаеве. Им нравились мои увлечения, но они не могли мне помочь: они просто не давили на меня и давали возможность принимать решения, даже самые нестандартные. Сначала поступил в медучилище, а потом всем сказал, что дальше иду в университет (не хочу быть фельдшером!) и поступил в Киевский медицинский.

Мне повезло: в своей работе уже в Edem Resort, в клинике, к которой я стремился, - я могу предупреждать болезни, другими словами - заниматься предикцией.

Я начал говорить об профилактической медицине еще 10 лет назад, когда создал общественную организацию “Школа сердца”, и мы тогда с Алиной Севастюк выступали и измеряли давление на Майдан. Пытались говорить о том, что очень важна профилактика и предупреждение болезни. А, будучи заведующим, я просто собирал всех тех пациентов, у которых все-таки произошел инфаркт, и читал лекции по поводу того, как сделать так, чтобы он у вас не повторился. И тогда все смотрели и думали: зачем он это делает? Есть классическое лечение. Сейчас концепция предикции начинает сильно актуализироваться. И вот здесь мне удалось создать именно результативный концепт профилактики, который основан на предикции и персонализации человека. Так, без этого сочетания, профилактикой никто не займется. Мне повезло: первые 500 гостей нашего центра, которые за 2 годы прошли предиктивное лечение, – это очень успешные люди, которые достигли объективно очень больших результатов в жизни. Наблюдая за привычками наших гостей, способами жить, зарабатывать, реализовывать намеченные цели, я понял, что это всё очень совпадает с теми вещами, которые были у меня в голове еще с 15 лет. Я продолжал просто лечить, не задумываясь над тем, что можно предупредить болезни, и смеялся над теми, кто что-то делает над своим здоровьем, прикрываясь «доказательной медициной».

Одно из основных правил «качественного» обеспеченного человека, - это наличие каких-то непотопаемых ценностей, стержня.
У других же – постоянные взлеты-падения или ситуативные материальные выхлопы, которые ничем ценностным не подкованы и нестабильны. Я сейчас говорю и о людях, которое очень богаты финансово, и о тех, кто богат своими проектами и своей миссией. Это одинаково богатые люди.
Деньги - тоже энергия, как и любая другая, но самое ценное, что за деньги сегодня можно купить – это время, это не все понимают, пытаясь купить за них всё и натыкаясь на меланхолию и депрессивные состояния.

Второе правило – это наличие мечты, и ничего невозможного для людей с мечтой не существует, нет никаких невозможных границ, рамок.

Третье правило – высокий уровень требовательности к себе. Отсюда – дисциплина, уважение к здоровью своему и окружающих.

Эмпатия – это врачебное чувство, от которого, кстати, мединститут старается защитить нас, врачей, чтобы мы были менее уязвимы и сохранили себе здоровье (не всегда получается, кстати, – продолжительность жизни среди анестезиологов и хирургов низкая). От этого у нас наступают выгорание и болезни. Но сейчас – эпоха, когда в медицину врезается сервис и маркетинг, хотя для медицины это не характерно. Этот сервис начинает приучать врачей к эмпатии, потому что на сегодняшний день пациент очень четко слышит, сопереживаешь ли ты ему, сострадаешь ли – и лишь в этом случае он тебе верит, и тогда есть выздоровление, есть эффект.

Когда на приеме находится человек, у которого нет материальной нужды, когда он уже много очень достиг, то указать ему, что делать – очень сложно. Здесь надо всегда быть эмпатичным. Некоторые мои консультации длятся по 6 часов, – ведь это очень сложно. Ты сочувствуешь, сопереживаешь, стараешься прожить вместе с пациентом каждый отрезок жизни. И, по кирпичикам разбирая его судьбу, его болезни, все жалобы, признаки, ты становишься эмпатом по отношению к нему. Ты принимаешь его, принимаешь его стиль жизни, никогда нельзя сопротивляться. “Он курит, он много пьет” – это его выбор, его жизнь, нельзя глумиться над его ценностям – и мы не знаем, может быть, они ему помогают в жизни держаться на плаву. Я постоянно пытаюсь быть in his shoes. Ты эмпатично воспринимаешь все его особенности и потом уже начинаешь работать. Сначала ты пытаешься смотреть на вещи его глазами, и уже потом достигаешь доверия к себе. И только тогда ты можешь рекомендовать и что-то изменить в человеке, когда воспринимаешь его как дорогого гостя, а не пациента, который пришёл на прием.

Недавно я читал публикацию из Фремингемских исследований, где было описано наблюдение за топ-менеджерами, 1200 человек, на протяжении более 20 лет. Их разделили на две части: одна группа, которая постоянно делала медицинские чек-апы по месту своего жительства, другая – делала регулярные вылазки на курорты и тоже там проходила исследование. Продолжительность жизни второй группы, в более комфортных условиях, оказалась на 37 % выше, чем у тех, кто делал чек-апы регулярно в условиях своего города.Здесь работает очень интересный эффект. Если мы живем, допустим в Киеве, находимся в сумасшедшем ритме мегаполиса (в масштабах Украины), то пребываем на границе стресса и едем делать регулярный чек-ап, нам говорят о наших рисках: смотри, у тебя холестерин высокий, у тебя киста. В этом стрессе еще получаешь больше стресса. Ты что-то попытаешься изменить, но это будет все та же “авоська общего стресса”, – это не сможет тебя смотивировать, ты будешь все равно ждать проблемы – вот когда уже припечёт, тогда пойдем к врачу. Если ты находишься в резорте или в месте, где тебе очень комфортно, наслаждаешься им, и тебе доктор говорит то же самое, ты их воспринимаешь совершенно по-другому – ты восстановлен, находишься на отдыхе и восприимчивость разных изменений в твоем организме проходит по-другому, и спонтанное выздоровление, силой только саморегулирующей системы твоего тела, никто не отменял. Но, к сожалению, пока этого нет в доказательной медицине.

В Эдеме мы хотим реализовать проект полноценной экспертной клиники – с диагностикой, с ультрасовременными подходами к лечению, потому что я считаю, что и процессы заживления, репарации, и процессы восстановления после операций, здесь будут проходить в десятки раз быстрее и лучше, чем это будет происходить в шикарном клиническом центре, но в центре мегаполиса. Это миссионный проект, он может полностью изменить подход к здоровью. Сейчас он очень меняется, когда мы попрощались с такой серьезной кастой докторов, как терапевты, – их практически не стало, появились семейные врачи – загнанные люди, которые делают диспансеризации и в большей части «латают дыры» на теле человека, но мы все равно нуждаемся в терапевтах. В современном мире я их называю health-менеджеры – это люди, к которым ты должен обратиться с какой-то внезапной проблемой, они тебя должны направить к узкому специалисту, ты должен этому человеку доверять, потому что он знает 10 специалистов и одного из них, которого он посоветовал, ты примешь, и он будет тебе подходить. Именно в таких health-менеджерах сейчас нуждается медицина.

Мы сделали в Центре здоровья в Эдеме свою пирамиду здоровья, разложив всех наших гостей в разные группы. И в основе нашей пирамиды, как и у Маслоу, мы поставили ментальное здоровье - без него никуда.
А над ним сразу же идет health management, потом – health аудит (регулярные проверки), дальше – ЗОЖ, и только после этого идет anti-age и инновации. Но у нас люди прыгают в ЗОЖ, минуя эти плацдармы, и постоянно бегают между этими слоями. И о ЗОЖ, к сожалению, некоторые обжигаются, не получают должного, потому что у ЗОЖа очень много подрядчиков и субподрядчиков – это соседка, фейсбук, инстаграм, тренер, диетолог, знакомый доктор, лидер мнений, или закостенелый врач, который уперто верит только «доказательной медицине» – и каждый тянет в свою сторону, поэтому человек блуждает и бедный, дай Бог, не калечится, но возвращается, к сожалению, в точку старта.

Мне нравится фонд Дэвида Линча по трансцендентальной медитации. Люди говорят, что у них нет времени медитировать, поэтому мы не можем уменьшить уровень стресса. Но ведь уже придумали медитации едой! Это когда ты ешь очень медленно и задумываешься над каждым кусочком пищи. У тебя же все равно есть 20 минут времени, и в это время человек медитирует. Практик по так называемому «майндфулнесс» очень много. Но их ни в коме случае нельзя усложнять. Мне импонирует випассана, например, но это не догма, это сейчас.

Я сегодня прочёл, что в Канаде один доктор выписывает деньги рецептом, и правительство его поддержало.
Я так одним глазком глянул: Боже, как глубоко! Ведь это и есть ментальное здоровье. У него там было 10 бабушек или 10 людей, которые не могут себе позволить лечиться, не могут позволить заняться профилактикой здоровья, лишь потому, что они находятся в горести от недостаточного прожиточного минимума. И здесь вопрос: или государство его содержит на очень дорогой страховой медицине и тратит на него постоянно десятки тысяч долларов в год, леча его от осложнений гипертонии, от осложнений язвенной болезни желудка, от онкологии, или банально – его надо успокоить. И доктор начал выписывать деньги, ему такое право дали, он выписывал деньги. И он увидел, что эта группа людей, которым он выписывал по показаниям деньги, меньше болела, меньше нуждалась в сложных медицинских технологиях, чем та, которую вели по протоколу.

Моя первая победа - когда я, будучи восьмиклассником, заменял учителя химии для десятиклассников.
Одна преподаватель химии заболела, и она знала, что я помешан на этой науке, и предложила директору школы. Это был конец 80-х. И мне сказали: «А ну-ка вставай и веди урок». И вот это была первая победа, когда я, будучи пацаном, встал и этот урок провел. И он вызвал восторг у всех. Я его преподал сугубо искренне, без подготовки, по той теме, которую преподаватель мне сказал. Было очень страшно.

Наверное, чувство “страшно” не покидает меня, но последний раз это было, когда я летел в самолете, в который попала стая аистов в мотор, и он терпел почти кораблекрушение. Мне было сильно страшно. Наверно, сильно-сильно-сильно страшно. Потом он взобрался наверх, кружил над Киевом, сбрасывал горючее, чтобы ему разрешили аварийную посадку. Над лесом 3 часа по кругу на автопилоте, и ты видишь этот лес и понимаешь, что ты в этом лесу можешь оказаться в любой момент – вот это было страшновато. Но, все эти три часа я писал на листе бумаге слова благодарности людям, которым не мог это говорить в глаза, что-то отвлекало))))

В повседневной жизни всегда боюсь ошибиться, потому что речь идет о живом человеке. Ты работаешь с самым святым – здоровьем человека, это самая высшая ценность, и здесь нельзя споткнуться. Постоянно ощущаешь себя в споре с Богом, доказывая своим мастерством и верой правоту своих действий

Боюсь выступать. Всегда насторожен. Может, чаще надо? Боюсь часто за команду, чтобы не подвести её. Говорят, это прирожденное у руководителя. Если вдруг команду штормит, то всегда есть в этом страх, так как здесь, наверное, тоже, из-за отпечатка медицины – все-таки живые люди, ты относишься к людям очень ценностно, а команду оцениваешь как семью.

Я не боюсь смерти.
Я к этому подхожу очень философски. Больше есть страх какой-то инвалидизации, допустим. Вот этим меня можно сильно напугать, но самого страха смерти нет.

Я чувствую себя визионером. Но хочешь, не хочешь, – ты всё равно будешь операционистом. Я давно перешел к такому стилю, что никого не тяну и даже не рассказываю, что может быть, – но люди идут за мной. То есть, я вижу ту лампочку впереди, которую могут не видеть люди, но я вижу всегда очень четко очерченной, и я туда бегу, и за мной бегут. Команда смотрит на меня, они уверены, они двигаются цепочкой, не задумываясь, что их ждет. Они знают, что это правильно.

Больше всего меня бесит в жизни неконструктивизм. Когда ты что-то хочешь конкретное сделать, но случайно окружил себя людьми, которые не разделяют твои ценности, и тебе приходится что-то доказывать. Вот это бесит очень, на это уходит очень много энергии впустую. Поэтому я даже всегда всем на день рождения желаю побольше конструктивных людей в окружении. Это лучше даже, чем счастье и здоровье, потому что “счастье-здоровье” у тебя заканчивается быстрее, если ты окружаешь себя неконструктивными людьми.

Человек рождается и умирает один, он достигает чего-то важного, к сожалению, на этапе одиночества. Как правило, с ним мало кто, кроме семьи, разделяет какие-то вещи, в основном идет сопротивление, – ты делаешь что-то иное, потому что ты видишь что-то иное.

Как правило, любая гениальная идея приходит в одиночестве.
На этапе искры, выжимания этой идеи, достижения этой идеи, друзей не будет. Потом придет много друзей – и в том случае, если ты победишь, и в том, если ты не победишь, – всегда появляется их много. Но на этапе буферной зоны – гениальная идея всегда одинока.

Моя семья, даже когда я нахожусь с ней, знает, что одиночество для меня очень важно. В одиночестве я восстанавливаюсь, мне очень интересно быть самому с собой. Даже у меня есть отпуск такой, я себе делаю, на 7 дней, где я один и мне очень комфортно.

Правила восстановления – это, наверное, подстройка под гормональную составляющую твоей жизни. Надо всегда понимать палитру твоих гормонов, для того, чтобы не хакнуть организм. Я вот вижу сейчас, что большинство менеджеров и собственников бизнеса современного уклада занимаются тем, что они “хакают” свой организм. Они его бьют на результат, а его надо настраивать на продуктивность. Для того, чтобы настроить на продуктивность, нужно понимать гормональные часы своего биологического организма и чувствовать свое тело. Это если мы говорим о том, что сам человек обследован, у него нет каких-то серьезных хронических патологий, у него нет глобальных проблем.

Биологический хронометр имеет определенные фазы свои: в 6 утра начинает вырабатываться кортизол, с 6 до 8 – его пик, поэтому это самое классное время для логических решений, то есть – здесь логика, мышление, планы. Сам Бог дал кортизол, чтобы ты спланировал день. Если ты не будешь его использовать правильно, он будет использоваться на накручивание тебя, ты будешь себя крутить: что ты сделал, что не сделал. Тревога! В этот же момент уходит мелатонин, поэтому нет смысла оставаться в кровати после 6 утра. Досыпание – это миф, мелатонина уже нет. Ценность сна после 6 утра равна нулю.

Потом, в 8 утра – это гормон роста, буквально чуть-чуть появляется у нас в крови. Это мышцы, секс, эстетика. Если ты в 8 утра попадешь в спортзал и особенно на какие-то эстетические вещи для тела, – the best. Ну и секс в это время всегда продуктивен.

С 8 до 14:00 это ДГЭА – тоже очень продуктивное время: это память, встречи, коммуникации, продуктивность начатых задач. А в 14:00 – 16:00 у нас опять вырабатываются другие гормоны, чтобы не грузить организм, которые нас будут клонить в сон. И если ты с 14 до 16 себя погрузишься в 20-минутный, в получасовой дрем, это просто класс, потому что организм специально делает это время для восстановления. И потом кортизол к вечеру падает, в 10 часов начинают вырабатываться эндорфины, и подходит мелатонин. Если ты в 10 вечера заснешь, то сны всегда будут сладкие и очень продуктивные. Если детки засыпают в 10 часов, то они летают, у них все красочно, все красиво.
К 11, максимум где-то 23:30, царство мелатонина наступает – это сон глубокий, восстановленный, четкий, и вот в этот момент надо заснуть.

Если мы все будем придерживаться вот этих биологических часов, то продуктивность наша будет колоссальная.

Я иной раз читаю правила бизнесменов, по которым надо проснуться в 4, уходить с работы в 10, работать без выходных - это очень неправильно, потому что продуктивность маловероятна.

Сейчас все помешались на голодании, на интервальном голодании, на голодных днях. Если организм истощен, то есть мы говорим о хронической надпочечниковой дисфункции, то ни в коем случае нельзя голодать, потому что тогда будут у нас проблемы с щитовидной железой, иммунитетом и пойдут проблемы полностью с организмом. Если мы принимаем решение, что мы здоровы, не загнаны, без истощения, без синдрома хронической усталости, то это питание должно быть три раза в день. В завтраке должны преобладать сложные углеводы, а в ужине – белки. Классическая схема, ее не надо убирать. А дальше все зависит, в какую я захожу стезю – стайер или спринтер. Если стайер, то надо “налечь” на углеводы, если спринтер – то дать себе много белков.

Энергию дает желание, мечта реализации какого-то проекта. Сейчас я мечтаю о популяризации проекта Health-аудит, я сейчас начал это параллельно с работой над Эдемом. Это такое направление, где надо проводить финансовый аудит так же, как и человеческий аудит, потому что основная ценность компании – это сотрудник. Сотрудников тоже надо смотреть и аудировать.
Второе – это проект здесь, в Edem Resort, касательно большой экспертной клиники с анти-эйдж инновациями и генной инженерией. Мне все-таки очень верится, что здесь будет хаб генной инженерии будущего – более простого решения наших проблем в жизни и над старостью будет одержана победа.

Книги, которые меня меняют: Джо Диспенза и Виктор Франкл, Ювал Ной Харари. Кино – “Мирный воин”, фильм, который я очень люблю, периодически, когда у меня падает энергия и хочется опустить руки, потому что ничего нельзя изменить (бывает тоже такое), то я его смотрю. Он меня вдохновляет.

Люди, которые стараются изменить мир, – они все у меня в примере. Я любым могу зарядиться, кто много делает. “Таблеточки”, твои марафоны – это тоже для меня заряд. Всегда думаю, Боже, это что, я настолько отсталый – и это всегда сильная мотивация. Ты же видишь, кто это все достигает, ты же видишь этих людей, это всегда для тебя мотиватор.

Можно популярно говорить об Амазоне, об Илоне Маске, понятно, что это все очень круто. Для меня открытие года - это наш президент Зеленский.
Я думаю, как это может быть? В хорошем смысле этого слова. У меня еще есть книга Юрия Гринева «Мистецтво перемагати», как раз о стратегии выборов. Она основана на японской философии и стратегии предвыборной кампании. И я, прочитав эту книгу, понял, что я ее, наверное, не до конца понял, когда он мне ее подарил год назад, раз произошли такие предвыборные изменения. Но оно все соответствует этой стратегии японских воинов. Поэтому, согласно этому подходу, дальше будет все интересней.

Наша Facebook-страница
Теги:
Підписуйтесь на нас в Facebook

Прокоментувати

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Вибачте, для коментування необхідно увійти.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: